радуга

Пользователи
  • Публикаций

    125
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Победитель дней

    32

Репутация

182 Очень хороший

2 Подписчика

Информация о радуга

  • Звание
    Трёхколесник

Информация

  • Пол
    Женщина

Посетители профиля

1 357 просмотров профиля
  1. Свежего воздуха вдох, Мыслей ненужных выдох. Мир наш не так уж плох, Просто в нём нужно видеть Светлое среди тьмы, Доброе среди скверны, Друга среди толпы, Преданных средь неверных.. (Ирина Сулейманова) Страницы книги Таганай. Их можно открывать бесконечно – белые, бурые, зелёные или золотые, - и каждый раз это будут страницы разные. В нашу третью вылазку в февральский Таганай нам досталось предвесеннее тепло, снежные серые тучи и буран на Таганай-горе. Добирались кто как смог – двое на ночном поезде, трое рано утром выехали на машине – прибыли обе группы одновременно. Из прогнозов погоды, которые мониторились в сутки несколько раз, было ясно, что Млечного пути и огненного сияющего рассвета на Таганай-горе нам не видать, в лучшем случае это будет 50 оттенков серого, про худший думать не хотелось)). «Но каким-то же он всё равно будет, рассвета не может не быть», - решили мы и потопали. По нижней тропе, почти всё время по прямой 20 км, и только в конце нас ждали 4 километра утомительного подъёма. Мы шли, а вокруг ёлки, снег, следы животных. Чем дальше, тем причудливее выглядело всё вокруг – укрытые снегом, как глазурью рождественские пряники, ёлки, пушистые снежные шапочки на кистях рябины, белое кружево, повторяющее рисунок еловых лапок, чьи-то снежные хвосты, свесившиеся с изогнутых веток, снежные кочки, в которых угадывались то камни, то маленькие ёлочки.. Доверчивые пичужки гаички, соблюдая очерёдность, брали с рук семечки. Нерукотворная сказка! Обед в домике, любезно предоставленном нам ненадолго дежурным на приюте Таганай, только добавил ощущениям нереальности. Кто бы мог подумать, что такими вкусными могут быть холодные пироги и горячий (ещё!!), из термоса, простой куриный бульон с кусочками курочки и лука, ммм! А после недолгая беседа с гостями с Алтая, которые бросили свой великолепный Алтай и приехали на Урал, смотреть наши звёзды и ёлки. Как тут не задуматься, а не в лучшем ли месте мы живём? В лучшем, конечно! ..Только бы одолеть 4 км подъёма)).. На Метеостанцию мы поднимались примерно в то же время, что и два года назад, но сказать, что тогда было значительно светлее – ничего не сказать.. Тогда было морозно, ясно и поднимаясь к вершине, мы ещё умудрились запечатлеть последние краски заката. Теперь же уже в середине подъёма стало ясно, что поднимаемся мы в серую снеговую тучу.. Настолько серую и снеговую, что сначала мгла, а потом и тьма скоро скрыла всё, оставалось только пятнышко под ногами от налобного фонаря. Это хорошо ещё, что снег не пошёл.. И такая тишина вокруг, слышно было, как падают с больших (они тут уже должны быть большими) снежных еловых лап маленькие редкие снежинки – «сс-с-с-с..». А выше не стало слышно и этого. Как будто идёшь никуда и нигде. И ёлки тебе только кажутся.. «До-омик, лю-уди, где же вы?».. Поняла, что почти на вершине, только когда тени от ёлок в чёрном тумане стали ниже да под ногами стали попадаться камни, не укрытые снегом. А в домик почти уткнулась носом, только тогда сообразила, что это домик, что это светится окошко, а вовсе не свет в конце тоннеля. Расстояние до домика в такой мгле оценить было невозможно, а оказалось каких-то пара десятков метров. Население домика жило при фонарях и свечах – собственно поэтому окошко и выглядело снаружи так призрачно. Заряда солнечных батарей, занесённых почти постоянной сыростью туч и покрытых куржаком, хватало только на поддержание тепла – да и ладно, так даже интереснее, а вот тепло это то, что по-настоящему тут важно. Ужин, рыжий кот, за окном ветер и синее ничто.. В сон, кажется, провалились, а не погрузились. Утром не пропустить бы рассвет.. 7:00, 8:00, 8:30, 9:00.. Где рассвет? Ну, хоть какой-нибудь? Только чуть светлее стало синее ничто.. И ветер завывает. Надо как-то исхитриться и найти туалет, и не улететь при этом с обрыва, при таком-то ветре и близкой к нулевой видимости. Зарозовело. Пора. И хоть зарозовело всё то же ничто, мы оделись и вышли. Ветром сдувает, снег несётся горизонтально. Но мы поймали. Самый краешек розово-молочной бездны.. Именно бездны. Там был только домик, а вокруг за пеленой тумана ничего. Такова уж она, Метеогорка. Поднимающееся солнце всё же развеяло эту хмарь, начало проглядывать солнце, мы прогулялись за водой, осмотрели, наконец, окрестности, проведали Кепку Вождя, Волчий гребень. Наметённые местами сугробы выше человеческого роста, совершенно сказочные ёлки, покрытые несколькими слоями куржака – да тут владения не только одного нашего деда Мороза, тут, похоже все они, Деды, проживают и стараются кто во что горазд. А мы вчера мимо всего этого прошли и не видели! В обратную дорогу только и ахали. Ниже – совершенно другая красота, более мягкая, пушистая. Досталось нам немного и солнышка, и пушистого свежего снежка, и акварельных красок неба. И всё это с такой скоростью менялось, что либо просто иди и не помышляй про фото, либо уже не убирай фотоаппарат. Второй день получился немножко выходным, никуда не спешили, глазели во все стороны, ели сало, так же не суетясь заняли домик на приюте Таганай, слушали как потрескивают дрова в печке, расплатились с местными мышками и птичками, отдохнули за два дня прошедших и за два предыдущих, впрок. Следующий день обещал быть ..разным. Выпавший ночью снежок, неслабый такой подъём в Долину Сказок, снова ветер, облако и снег, молчащий Откликной, и почти галопом спуск на Гремучий ключ. Набродились досытушки, так рады были «министерско-командирскому» (как нам пояснил дежурный, там отдыхали аж прям из самого из какого-то министерства!) самому новому, самому чистому и тёплому домику с печкой, дровами и старой знакомой кошкой Маней. У кошки Мани примечательная внешность. Раскосые глаза, коротенькие ушки. Оказывается, будучи котёнком, Маня пережила пожар, один из дежурных пожалел её, выходил, так она на приюте и осталась. Далеко не бегает, туристы подкармливают, она им ночью мурчит в ногах. А пожары изредка там случаются. То в одном месте, то в другом. Цивилизованные туристы со своей цивилизацией перестали понимать, что такое печь с дровами. То им дров мало, то дрова сырые, то в поддувало пытаются дрова затолкать.. Пока светло, ненабегавшиеся товарищи убежали на Бараньи лбы, а набегавшиеся пили в тепле горячий чаёк c конфеткой)) и радовались румяно-золотистому закату, предвещавшему, вопреки прогнозам, хороший день. С наступлением вечера желающие окунулись в бочку (есть там такая, на ключе, с проточной горной водичкой). За три дня сам собою сформировался правильный режим дня (он даже в отпуске не формируется, а вот в походе – на раз) – когда рано засыпаешь, то и просыпаешься рано. Световой день короток, дел, которыми озабочен в городе, нет. Проснулся, позавтракал, обед как придётся, «погулял чуток», ужин и спать. Почти как в детском саду)). Рассвет нас ждал настоящий, таганайский, солнце румяно выкатилось из-за Монблана – пора и честь знать. Ночью по свежевыпавшему снежку бегали зайцы, мышки и лисичка. Собираемся. Сварили сразу булгур с мясом и на завтрак, и на ужин – у кого где случится. Обед предполагался уже на Центральной усадьбе - оставшимся салом и сыром с хлебом. На таких правильных бутербродах можно полдня по горам бродить)). До Белого ключа мы бежали почти бегом, этому способствовала дорога, расчищенная самоходными санями меняющихся дежурных инспекторов и упавшая за ночь с практически ноля до -12 температура. На Белом ждали коты. Они там всегда ждут. Большие, толстые, пушистые. Толстые, пушистые они не как домашние, а по-другому – как живущие на улице и не рассчитывающие на милости туристов и матушки-природы. Ёлки всё выше, цивилизация всё ближе. С одной стороны грустно прощаться со сказкой, а с другой вроде бы и пора домой.. Где есть вода, тепло, одеялко и подушка. На Центральной усадьбе по традиции зашли в сувенирную лавку, у кого ещё не было таганайских кружек – теперь есть, а я все четыре дня мечтала о книге)). Много там есть разных, но взгляд упал на неё ещё в первый день – «Экспедиция длиною в Таганай» Марины Середы. Путевые заметки, собственные воспоминания, воспоминания, записанные со слов отца – всё о нём, национальном парке Таганай.. Встретили снова знакомую алтайскую группу, в третий раз за четыре дня – тесен Таганай. А ещё появились на Центральной усадьбе интерактивные мониторы, возле которых можно не на шутку застрять. Там и об истории, и об этапах формирования ландшафта, и о климатических зонах, и о биосфере, и о минералах, и о погодных условиях. Раньше обо всём этом был музей, теперь его нет.. Подумываю, а не приехать ли просто почитать эту самую интерактивную книгу про Таганай, попить чайку в местном усадебном кафе «Термосок»)).. Ходового то дня всяко будет жалко)). Или не бежать на Метео, а поближе, но вот с чувством, с толком, с расстановкой. А дальше снова разделились, только в этот раз четверо уехали на машине и к вечеру уже были дома. А Юра остался до утра в Златоусте, собираясь посетить разные «злачные места» вроде местных музеев. PS: а вот часы на Таганае страдают. У меня уже третьи PPS: сама понимаю, что часто использую смешное слово «ёлки». Просто это слово давно уже стало кодовым в наших междусобойчиках про Таганай))
  2. С утра бирюзово-золотой рассвет, угасающий месяц и ..это ощущение, что пора домой, но вот теперь уже не понимаешь, почему.. На Белом ключе вездесущие кошки, услышав нас, вышли важно, угостились кусочком сыра. Кошка на наших глазах поймала птичку, одна слопала, с котом делиться не пожелала, сколько он ни ходил вокруг и ни говорил «мурк, мурк». Но сам, лентяй, на охоту не пошёл)). Двуглавая опять осталась мною не узнанной.. Часть подъёма разные несознательные граждане превратили в спуск с горки.. А перед этим дежурный рассказал, что к неудачно скатившимся иной раз приходится МЧС вызвать. Для бережной эвакуации, так сказать.. Однажды за день три раза пришлось бережно эвакуировать.. Сколько же дураков на белом свете.. Может, как-нибудь, в другое время года залезу, погляжу что там.. Ниже по тропе обнаружились и снежные колобУшки. Вернее, остатки – всё-таки, ветер и почти весеннее солнце над ними изрядно потрудились. И на каждом пне неведомые звери – с клювами, носами, лапами, хвостами, висящие вниз головой и карабкающиеся верх. Попалась навстречу группа местных скандинавоходов в весьма уважаемых летах (под и за 80 годков!), румяных и бодро так шагающих до Гремучего. Мы за них порадовались, они за нас – четыре дня, Метеостанция это вам не это)).. Добежали до развилки – там, нам сказали, птицы с рук едят.. Сядут, вцепятся крохотными коготками в палец, схватят семечку и улетают)). Очень странное, как будто засевшее где-то в глубинах генетической памяти, ощущение, когда дикие птицы доверяют тебе.. Вот уже и Центральная усадьба.. Чтобы подсластить пилюлю, а не для памяти, конечно)), покупаем к уже имеющемуся и пристроенному дома на почётном месте кованому ключу от Круглицы, две белые эмалированные таганайские кружки и бегом на паровоз. До вокзала ехали в маршрутке, разговорились с водителем – молодой парень, местный житель, никогда, говорит, не был на Таганае.. Фотки очередные посмотрю, говорит – вот и опять, вроде бы, незачем идти)). Может, когда-нибудь доживёт до скандинавской ходьбы)). Возле вокзала в магазине досталась нам большая вкусная ватрушка с творогом и изюмом – чтобы веселее чай заваривать. Кстати, почётная жительница Златоуста обмолвилась о планах дирекции нацпарка – объединить территории Таганая, Зюраткуля и Иремеля и создать заповедник. С одной стороны, грустновато, а с другой – слишком дофига там стало удобств и добираются туда теперь и те, кто раньше никак не мог.. ..и ведут себя.. ..как настоящие люди (ибо слово «животные» оскорбило бы самих животных)). А за семь часов вынужденного бездействия в поезде снуд, таки, связался). Фото 4 дня
  3. Дальше нам предстояла последняя в этот раз ночёвка на Гремучем ключе, а перед этим Заячья поляна, Круглица, Долина Сказок и Откликной. Вопреки названию, заячьих следов на Заячьей поляне не обнаружено. Подьём на неё довольно крут, пришлось снять штормовку, пристегнуть её к рюкзаку и идти в одной тельняшке. В феврале то.. Дорога в Долину Сказок нынче была совсем другой. Снега нет, «пряников» тоже, зато тропа утоптана и удалось увидеть, что же там за сказки. В наш осенний приход нас накрыло облако и сказок мы рассмотреть не смогли. А оно и правда, похоже не застывшую сказку – выглаженные ветром камни, похожие то на диковинный цветок, то на дракончика с щетинистым хребтом и хвостом, то на черепаху, есть и зАмки с башнями. Подъём на Круглицу оказался тоже интересным – ботинки на зимней подошве и абсолютно сухой камень – даже летом, наверное, это не было бы так просто. Единственное, что настораживало, это лежащий клочками наст – непонятно, какой толщины и что под ним – камень и можно ступать или провал и застрянешь). Откликной мы покорять не стали – покричали ему, послушали что отвечает, допили остатки чая и спустились на Гремучий ключ. В соседнем с нашим номере расположился дедушка – пришёл, молодец, подышать еловым духом и переночевать. А ещё через номер – какой-то, похоже, ансамбль песни и пляски, приехавший на отдых, но, таки, взявший «работу на дом». Они всё время пели, хлопали, топали)). Говорили мало, пара слов и снова песня. Репертуар обширен – начиная от песен наших прабабушек до песен поздней советской эстрады. Качественно так мешали всем спать)). Фото 3 дня
  4. Утром нас ждало иное чудо – рассвет в горах.. Встали мы сильно заранее, и минут сорок переминались от нетерпенья с ноги на ногу на невесть как попавшем на эту верхотуру самом настоящем броневике, спасаясь с подветренной стороны домика от шквалистого ледяного западного ветра, на котором можно было лежать – выдержал бы. И снова вспомнился Маньпупунёр: рано вставать – вставали, а вот Рассветы тоже как-то мимо нас прошли.. Разбудили, наконец, солнышко – показало оно нам свои огненные краски и умытые лучики, выкатилось сияющим малиновым шаром из-за горизонта. Товарищи по ночлегу быстро собрались и разбежались по своим тропам. А мы побродили по округе. Люди, там всё усыпано гранатами! Они, конечно, полуразрушены от атмосферных воздействий, но это они. И Кепка вождя из них сделана, и выше небольшие скалки – из них же, и есть ещё неподалёку остатки какого-то строения из каменных плит, как горохом усыпанных ими же. Думала, не привезу в этот раз ничего (авантюрины были, шишки были, да и вообще зима), а нет, нагребла горсть гранатиков)). Дома разглядела, что не с того ракурса Кепку снимала, не очень она на кепку похожа. Придётся смотаться ещё раз, чтоб снять правильно и кепку и мужа на ней). Небо синее-синее, не знаю, из чего в горах делают такие краски, на фоне которых зубья скальных гребней кажутся ещё зубастее, а снег – ещё белее. Пока бегали по камням, поблизости оказалась рысь с рысёнком – большие кошачьи следы и маленькие лапки. Они ушли своей дорогой, перепрыгнув через наши следы. Может, запах кожаных, густо смазанных перед выездом башмаков показался им невыносимо вонючим)), а может, детёныша берегла – неизвестно, чего ждать от этих двуногих, мажущих лапы всякой дрянью))). Дальше с Метеостанции путь наш лежал на приют Таганай. Скальные останцы Три брата мне знакомы, а Киалимский кордон нет – решили туда сначала двинуться. Киалимский кордон ранее был поселением с названием Верхние Киалимские печи в что-то около ста дворов со школой, больницей и углежогными печами – серьёзное место. От былого великолепия остался один двор, где инспектора и проживают во время дежурства и несколько домиков для зашедших (зачёркнуто заблудших) на огонёк. Есть баня и даже была вырублена прорубь в форме креста. Правда, весьма небольших размеров – как раз чтобы только бока не ободрать)). Пообедали в тепле возле настоящей печки с кошкой неостывшей с завтрака ещё кашей, побеседовали с уфимскими походниками-лыжниками, предупредившими нас, что на приюте Таганай нет кошек, зато есть мыши – что продукты, во избежание, надо подвешивать. К сумеркам мы были на приюте, в шестигранном домике, с нарами вдоль стен и столом посередине. А по стенам – даа, крючочки для подвешивания продуктов)). Освещения там нет – при свете налобных фонариков и сварили нехитрый ужин. Я брала с собой (на всякий случай)) вязание и успела, пока варились макароны, связать несколько рядов – всё вперёд. Пока вязала, придумала заплатить от нашего изобилия мышам дань – насыпала немножко сушёных яблочек, немножко сушёного мяска, и разломала на мелкие кусочки пару сухариков. Насыпала всё это великолепие возле входа. Ночью, как и было обещано, пришли мыши, одна или две. Не было никакого писка, визга, шуршания, только топанье маленьких проворных лапок - таскали эти вкусные кусочки куда-то к себе. Людички, не жадничайте, покормите мышек – от вас не убудет и вам же спокойнее! Правда, утром выяснилось, что сушёное мясо осталось нетронутым – не понравилось, видно.. Но сухарики и яблочки – унесли). Французы, переночевав на приюте Таганай, больше никуда не захотели идти – спросили только у дежурного сколько часов до Златоуста и поспешили унести из русской тайги свои французские ноги)). Уж какие они французы не знаю, но последствия эмансипации были налицо – когда решили принести водички, тянулись под корку льда и черпали девушки, парни стояли рядом и просто наблюдали). Фото 2 дня
  5. Откровенно говоря, 4 дня мне казались излишком – это та грань, пройдя которую, погружаешься в походную жизнь, и уже не хочется обратно. Но Метеостанция манила своей отдалённостью и неизвестностью. Даже бесснежный не по-таганайски лес и ровная, малоинтересная нижняя тропа, и даже последующая «социальная адаптация» были малой платой за чувство включения в иную действительность. Мы всё шли и шли, ожидаемых снежных колобУшек на пнях и еловых лапах не было, зато было много следов – весь лес истоптан зайцами. Где-то одинокий заяц пропрыгал, чиркая рядом веточкой – добыл завтрак)), а где-то как будто их целая стая отплясывала. Мыши – маленькие лапки и хвостик, лисичка – следы в одну ниточку, волчьи попадались, ну, и разные некрупные хищники. Попадались следы преследования, когда поверх заячьих чьи-то другие – и неизвестно, где развязалась драма. Лесная книга такая. Обедали на приюте Таганай, прямо под открытым небом, в беседке, куда вдруг завернули улыбающиеся люди, совсем плохо понимающие по-русски и на всё кивающие головой. Сказали «французиш», и показали жест, читающийся как «спать», мы их отправили в домик дежурного инспектора. И решили, что, наверное, во Франции они не очень давно – ни акцента, ни «зонтиков»)). К сумеркам поднялись на Метеостанцию – на плато как будто середина весны или осени. Кругом мох, трава и брусника. Мороженая. Обычно домик приюта заносит снегом по крышу. Старожилы таганайские говорят, что такое бесснежье на их памяти впервые, а Златоуст кое-где называют мочевым пузырём России. И это только кажется, что нет никакой разницы, полметра снегу или метр. Что снегом не покрыто – вымерзнет – травоядные летом не найдут нужного корешка или ягодки. Мыши не могут нырнуть глубоко в снег и спрятаться от лисы. Лисам, наверное, хорошо. Пока. Но если они сейчас переловят мышей – к следующей зиме останутся без пищи – потомство выводить будет некому.. ..Тонкая это штука – экосистема.. Метеостанция оказалась уютным местом с кухней, газовой плитой, столовой и постоянным жильцом – рыжим, жмурившимся увальнем котом, который отличался независимостью и не попрошайничал. После ужина ходили смотреть звёзды.. Даже удивительно, почему в походе на Маньпупунёр никому из нас ни разу не пришло в голову дождаться темноты и хоть одним глазком глянуть на звёздное небо – мы как дисциплинированные туристы засветло ещё падали спать, чтобы встать пораньше и снова топать. А есть на что посмотреть! Млечный Путь от края неба и до края! Столько звёзд разной величины и яркости я не видела никогда! И созвездия, и туманности! И так близко – кажется, подними руку и дотянешься хоть до здешней огромной Большой Медведицы, а хочешь – до чего хочешь! И переливается всё, сияет, как драгоценные камни, хоть знающие люди и говорили, что небо тусклое, дымка.. И ти-ихо так, безветренно. И тепло. Вечер скоротали чаем и песнями. Жаль, не спросили имени-отчества удивительной женщины – побывавшей, повидавшей, поющей свои песни и прибегающей на Таганай три раза в неделю и, как потом выяснилось, почётного гражданина Златоуста. Куда ни приди – везде обязательно встречаются люди, за которыми очень хочется тянуться.. Надеемся, что доведётся ещё встретиться. Фото 1 дня
  6. СПАСИБО!!!
  7. Ну, предположим, плохо оделись не все)). И, предположим, задубели не все)). И даже хлеб забыли не оба-два)). А прогулялись оччень замечательно. Самим смешно было: мало же нам наших лесов, надо ещё поискать. Но лес там оказался другой, выше и снежней. Снегу - по колено, а местами и выше, без гамаш-фонариков было бы грустновато. Дорожки весьма торные, синицы бесстрашные. Для меня осталось загадкой, то ли это ручные совсем синицы, прикормленные просто до степени родства; то ли, наоборот, очень дикие и правильные - не знают, что некоторые двуногие от неразумения своего обидеть могут. Кружат над головой, всё сесть норовят. Под ногами топчутся, смотрят на тебя снизу вверх своими чёрными глазками-бусинками. Чуть не унесли вдвоём с серенькой гаичкой мою брошенную на снег варежку. Кстати, варежки рулят. Обычные вязаные варежки, надетые одна на другую, как в детстве. Временами приходилось снимать ненадолго - рукам было жарко. Но ненадолго)). Рулят также горячая каша в термосе и сало (можно и без хлеба))). И чай. И можно весь день бегать по лесам, по горам. Сами скалы с одной стороны похожи на сложенные стопками книги, а с другой более пологие и напоминают праздничные глазированные пряники)). Кто-то говорит, что на Чёртовы городища надо летом идти... Возможно, сейчас, под снегом, не всё разгляделось. Но красота ж !!... В общем, фотки тут. Там и ёлки, и пряники, и лестница в небо))
  8. Только хотела написать, что и не открывала сезон. А посмотрела в яндекс-фотках - а, нет, открывала)). Давно просто не каталась. Перед выездом бегом пробегаю осеннюю ярмарку: мёд, козий пух на тёплые варежки, саженец лимона. Бегу дальше, залипаю возле лотка с деревянной посудой - это шедевр! Но цены аховые. Потом залипаю возле лотка с глиняными изделиями - не столько купить, сколько полюбоваться - на горшочки-тарелочки и на дивных продавцов. Молодые парни, сами мастерят, сами продают, тут-же рассказывают, сопровождая рассказ игрой на самодельной же флейте (ну, или чего там было)) и свистульках. Добрые волшебники просто)). Глиняная посуда, однозначно, не доедет. А вот глиняные пуговицы пожалуй, доедут - они тоже, конечно, какие-то волшебные)). Выезжаем в 11:50. Народ уже давно в пути. Ну и что, нам бы только по сосиске съесть с костра - чтоб традицию не нарушать)). Догоняем всех на выезде из Щербаково. Дальше через лес едем вместе. Немножко поплутали, нашли поляну. Дрова, костёр, сосиски, торт в виде Пизанской башни (спасибо молодожёнам)), чай с душицей. Пряник, завещанный Грумом Андрею (хоть он и клялся, что это простое совпадение. Ну-ну)). Солнышко. Клопы. И вот оно, щастье)). Не без ложки дёгтя, конечно - в виде "набравшегося", даже после предупреждения, товарища... Не припомню что-то такого. И в предыдущих отчётах, написанных ещё до меня, не читала. Может, при запиливании покатушек сразу оговаривать условие - никакого спиртного. Тогда присоединятся те, кто согласен. Несогласные останутся дома... А то мы то уехали, а всю дорогу думали - что там?.. Ну и странное же чувство - будто это я не закрываю сезон, а открываю)) Фотки тут
  9. 13 августа, день десятый. Подъём в 5:30. Упаковываемся, завтракаем, прощаемся с проводниками и начинаем топать домой. За три жарких дня грязь в лесу совсем подсохла, до стоянки в лесу дошли к 5 часам. Постирали ходовые одёжки. Сняли закладку – значит, рюкзаки снова потяжелеют... Получается, ели-ели, Антону часть отдали, а еды ещё какое-то странное количество. Ещё дней 10 по тундре можно сыто шататься…. Спать легли рано – около 21:00. И вот так и надо ходить. Рано вставать, рано выдвигаться, рано вставать на ночёвку, потому что ужинать в потёмках и ложиться к полуночи – это как-то не очень… И удачно легли, только палатку застегнули началась гроза, но не сильная и не страшная, к тому же мы в лесу – за палатку можно не беспокоиться – не унесёт точно. Если от ветра сосна на палатку не свалится, можно считать повезло)). Фотоальбом 14 августа, день одиннадцатый. Подъём в 5:30. А потому что легли рано и просто уже больше не спится)). Туман. Развесили обратно выстиранные и спрятанные от дождя на ночь вещички, немного их всё же ветром обдуло. Выходим позднее вчерашнего. Солнышко. Идём по лесу. Дорогу сильно не развезло, так, смочило. Свежие медвежьи следы – прошли прямо перед нами. Тихонечко утром, мимо палатки протопали, чтоб нас не разбудить, деликатные какие)). Следы временами пропадают – наверное, сворачивают в лес на ягоды. Местами трава примята – лёжки. После обеда заходим в туман, в облака. К вечеру это облако превращается в грозовые тучи, начинает моросить дождь, потом сильнее, потом где-то загрохотала гроза. И всё ближе и ближе. А мы опять на открытом месте, прятаться негде. И вместо того, чтобы остановиться, к земле поближе прижаться, мы, дураки, бежим до сарая… Ничего, конечно, не случилось, чьими-то там молитвами, но можно было впустую и не рисковать.. Ботинки промокли через 20 минут.. Недолго сухим порадовались)). Добежали, развесили мокрую одежду – хотя бы крыша есть, и продувается. Наивные… Тут же приготовили ужин, чай, в перерывах между дождями, в тумане поставили палатку. Ложимся около 22:00. Обрушивается ливень. Как там одежда? На этом мысли обрываются. Фотоальбом 15 августа, день двенадцатый. Подъём в 5:30. Туман. Одёжки наши стали совсем сырые, набрали воды из тумана. Надеваем сырые штаны, сырые рубашки, остальное сырым пихаем в рюкзаки. Надеемся, что к моменту выхода солнышко всё же появится… Не появилось… Решаем идти до первого сарая, там есть стены, крыша, печка – будем греться и сушиться, там и переночуем, если не сильно занято…. Идём в тумане, ветер, видимость временами метров 20 и всё… стучим палками по камням – ну, чтоб медведи слышали и с дороги уходили, если вдруг поблизости гуляют. Половину дороги меня беспокоит странный какой-то звук сзади, заставляющий оглядываться и усиленно стучать палками друг о друга и по камням. Делаю шаг по курумнику, через секунду этот звук. Как будто идёт кто-то и курумник под ногами играет… Дошло!!! Сковородка! У меня в рюкзаке едет сковородка! И играет с таким звуком её дно!!! Фуух!! К обеду наконец-то сарай! Печка! Тепло! И совсем не занято. Правда, на нарах развёрнута чья-то пенка. И сапоги стоят. Может, хозяин в радиалку пошёл и вернётся? Но кроме сапог и пенки в таком случае остался бы и тяжёлый рюкзак, или хоть часть вещей и продуктов. Никто так и не пришёл. Натянули по всему сараю верёвки, развесили ФСЁ, раскрыли рюкзаки, ботинки расставили рядом с печкой на полках)), растопили её кое-как, стало как в бане, жарко и сыро. Но, всё же, лучше, чем снаружи. А снаружи прямо осень пришла. Читаем из любопытства журнал. В прошлом году в это время и про дождь писали и про снег… и даже старые июльские записи читаешь – на погоду жалуются, про снег тоже пишут. В октябре снегу здесь уже см 30 бывает. Так что, откуда ни посмотри – нам везёт. Обсохнем вот и дальше пойдём. Может, и туман к утру раздует. Пишут ребята Кунцевича: установили металлический каркас в предполагаемом месте нахождения палатки группы Дятлова, отметили тот самый кедр красным флажком, доставили и захоронили в 100 метрах от сарая прах Олега – он хотел здесь остаться… Вечером подвешиваем продукты, которые могут заинтересовать мышей (пишут, приходят и едят, если не убрать), к потолку и ложимся спать. Ночью приходили мыши, шуршали чем-то на полу, громко ругались на подвешенные продукты и на нас)). Фотоальбом 16 августа, день тринадцатый. Подъём уже традиционно, в 5:30. Хотя Андрей ворчит, что рано, задолбало. Отпуск или где? Ничо-ничо, домой же идём, дома и отоспишься)). Туман дожидается за дверью, никуда не делся. Завтракаем, собираем чемоданы и выходим. В туман. Под ноги бросаются куропатки. Стучим палками. Спускаемся с Моттевчахля – туман, а думали – может быть ниже суше и солнечнее. Над нами, над облаком проглядывает где-то там, высоко, солнышко. Спускаемся ниже, к лесу. Вот тут и начинаем понимать, что лето ещё продолжается. У речки совсем солнечно. Переходим её, набираем метров 250, поднимаемся на Уральский хребет – чудо чудное! Там, откуда мы пришли – облако, сыро, осень, а с другой стороны хребта – всё такое же жаркое лето. На спуске к притоку Тумпьи – лагерь, три человека, три квадра, сломались. На стоянке под Отортэном, говорят, стоят три сломанные «Нивы».. Ещё два подьёма и два спуска – и мы оказываемся совсем в жарком летнем дне, а над Моттевчахлем и дальше висит и клубится большая белая облачная колбаса, и не может перевалить через хребет и принести долгожданный дождичек куда-нибудь в Каменск-Уральский. Тает под палящими лучами летнего солнышка. А потом ветер сменился и облако унесло в обратном направлении. После обеда идём по автомобильной дороге в сторону Отортэна, Матвей рассказал очень подробно, где там можно встать. По дороге оглядываюсь, смотрю, что оставляю – Моттевчахль, Койп, безымянные вершины, тоже пройденные нами, там даже Пупы было видно. В ясный день в горах далеко видно. Часам к 5 приходим к Отортэну, к его обратной стороне. «Нивы» обещанные стоят, водители галдят и чинятся. Но место для палатки нам находится. Команда собиралась на Пупы и дальше, разрешения есть. Но поломки спутали все планы – им теперь починиться бы и доползти до дому. Выспрашивают у нас подробности нашего похода, предлагают свою еду (вдруг мы голодаем)). Ага, мы ещё и сами поделиться можем. Юра берёт перекус и уходит снимать закладку, мы с Андреем на хозяйстве. Успеваю искупаться в ледяной речушке, постирать ходовые вещички, немного и не очень удачно пофоткать местные водопады (эх, при другом бы освещении!) Весь поход вспоминаем Зиму разными добрыми словами – заманила нас когда-то к моржам, теперь нам сам чёрт не брат – нигде ни одной лужи не пропускаем, купаемся. Часов около 10, наверное, появляется Юра, с закладкой, с фотками каменного городища, озера, с видяшкой этого великолепия – с одной стороны солнце, с другой – облако. Кормим его гречкой с мясом, омлетом с сыром и мясом, чай с добавлением сушеных яблочек и спать. Фотоальбом 17 августа, день четырнадцатый. Ранний, как всегда, подъём, завтрак, сборы, прощание с соседями по стоянке. Вариантов на сегодня два: приналечь и дойти, таки, до «Ложки», 19 км. Или не очень напрягаясь – встать на ночёвку в Поритайтсори. Как пойдётся. Пошлось не очень. Даже Андрей к обеду согласился на Поритайтсори. На обед встали рано, проголодались. Вдоль Елимы метрах в 500 гуляют медведица с медвежонком, лакомятся ягодами и гоняют куропаток. К нам они не пойдут, поэтому даже полежали полчасика под палящим солнцем. После обеда на дороге попалась команда на внедорожниках, среди них оказался знакомый Андрея, угостил его хлебушком. Часов около 17 мы в урочище Поритайтсори. На место нашей первой ночёвки не пошли, встали на обрыве. Сожгли мусор – и свой, и чужой. Искупались, постирали. Солнце спряталось быстро – низина. Спать легли засветло ещё. Фотоальбом 18 августа, день пятнадцатый. Часа в 4 утра (по моим ощущениям), ещё до восхода солнца мимо палатки прошёл (пробежал или пролетел) кто-то, со странным воплем, не похожим ни на что. Ничего подобного я ни в тайге, ни в горах не слышала. Напоминает, и то весьма отдалённо, крики какого-нибудь доисторического (если судить по фильмам – а как они на самом деле кричали не знает никто) птерикса… Спрашивала потом – никто не слышал больше. Подъём в 5:30, завтрак, недолгие сборы. Сегодня нам надо до «Ложки». По дороге к Холатчахлю попадается две группы. Одна бодрячком и налегке в радиалку до Отортэна, вторая гружёная – до Пупов. А мы уж думали, что последние в этом сезоне – сколько шли обратно никого, кроме троих с собакой до Манараги и застрявшей под Отортэном группы на «Нивах». Подходим к северному подножию Холатчахля – голова. Каменная голова торчит из склона. С рогом на боку. А с пешей тропы нам её видно не было. Подниматься не стали – пусть это будет ещё одним поводом вернуться)). Кстати, о названии. Есть мнение, что на дореволюционных картах Холатчахль назывался Ауспи-Тумп. С чем связано переименование – неизвестно. Холатчахль стали «переводить» с языка манси как «Гора мертвецов» или даже «Гора девяти мертвецов» после событий, погубивших группу Дятлова. Тут же услужливо «вспомнилась» древняя легенда манси о некогда погибших на этом же месте девяти охотниках. В действительности же, название горы отражает её непригодность для выпаса, охоты и собирательства. И звучит как «Мёртвая гора»; там, действительно, одни камни… господа сказочники. Очень всё запутано в этих горах и интересно! К обеду спускаемся к ручью, под перевал Дятлова. Знакомимся с тамошними «постояльцами» Владимиром и Мариной. Они шли одной многочисленной группой, только часть на Пупы, часть до Отортэна – их-то мы и встретили по дороге. Владимир и Марина остались в лагере из-за небольшой травмы ног. Те, что ушли на Отортэн, вечером вернутся и хотят дойти до «Ложки» и там встать на ночёвку. Выброска у них 20. А если попробовать присоединиться к ним и не ждать нашего 22? Опять же – сапоги.. Как тогда нам их у Дмитрия добыть? Мало того, что без заработка человека оставим, да ещё и на почту ему бежать – посылку отправлять… Нехорошо как-то… А может, ну их, сапоги? Не так уж велика их стоимость… Тогда это надо завтра доходить до брода Ауспии. От «Ложки» это 19 км. Руководитель группы – Мария – увела своих на Отротэн. Если они успеют сегодня (что маловероятно) – на «Ложке» побеседуем. Если нет – всё равно где-нибудь пересечёмся – дорожка то одна. С такими мыслями распрощались с нашими новыми знакомыми, они на прощание одарили нас сухарями к чаю, чему мы были несказанно рады. Наши то запасы чайных сухарей иссякли ещё неделю назад, да они и не были рассчитаны до конца похода – по причине своей размокаемости. На обратной дороге ясная погода и привал на перевале Дятлова позволили рассмотреть, что там за останцы такие. Куски. С идеально ровными (но, конечно, подвергшимися разрушению от погодных условий), как срезанными гигантским ножом поверхностями. Я, конечно, не геолог (а жаль))), но они даже по структуре отличаются от того, на чём, собственно, стоят… Можете закидать меня тапками, но ни дать ни взять, остатки древних разрушенных заливных стен.. Стен города или укреплений. Фотографии, к сожалению, не передают всей грандиозности и загадочности этих сооружений.. (может, ещё раз смотаться – как транспортироваться в грузовике по бездорожью мы уже знаем))). Спускаемся с перевала. Кунцевича уже нет. Идём до «Ложки». Там установлены три палатки – в одной два геолога – направляются без пропуска на Пупы. Хозяев двух других пока не видно – гуляют где-то. Пока ставим палатку, занимаемся ужином, приходят и они. Геологи-географы. С грибами, с ягодами. До позднего вечера чистят грибы и травят свои геологические байки. Не выдерживаю, умываюсь и ложусь – привычка. Последнее, что смутно слышу сквозь голоса геологов – кто-то сказал «всем спокойной ночи!» Фотоальбом 19 августа, день шестнадцатый. Ранний подъём. В лагере ещё все спят. Пока умываемся, просыпаются геологи. Поняв, что на пупы им не попасть, решают сбегать в радиалки, быстро собираются и уходят. В 8 утра лес проснулся – это громко идут вчерашние наши знакомые Владимир и Марина. Они встали в 4 и в 5 уже вышли, иначе со своими ногами могут не успеть. Остальные после Отортэна отсыпаются, но они быстроходны и догонят. В 9 выходим. Знакомые бородатые ёлки, кедры, шишки. Принимаемся с Андреем собирать их. Складывать уже некуда и остановиться не можем. Пришлось брать себя в руки и не смотреть больше под ноги. К обеду приходим на «Шлем». Занято – стоит многочисленный лагерь «Космопоиска». Что только люди в горах не ищут)). И ведь, что интересно, находят)). Достигнута договорённость с руководителем группы Марией – нас, ура, берут с собой на выброску! Идти они сегодня хотят до стоянки «Шишка» (по нашему «Два кедра»), переночевать там, а утром, там немного остаётся, добежать до брода. А у нас планы более грандиозные – выйти к броду за сегодня, если позволят ноги. Так мы и шли друг за другом, то обгоняя, то отставая. К семи часам мы все подошли к «Шишке». Там уже было занято. Там про нас уже знают)). Что шатаемся мы тут уже страшно давно, и почти одичали)). Небольшой перекус и последний рывок – осталось то километров 7. К десяти с нашим темпом должны осилить. И осилили. В 20:15 уже сняли нашу самую первую закладку с цивилизованной вкуснятиной и чистой одеждой. Уррааа! Все в целости и сохранности. Немного подмочило дождиком, но это ничего, до утра просохнет. К броду мы вышли, ещё не было и девяти... Бежали бегом, наверное)). Обычно, там кто-нибудь да стоит в ожидании машины. А тут – никого – всё наше. Расположились, сварили пюрешку, открыли банку рыбы, банку морской капусты. Омлет с мясом и сыром. Мы заработали! До паштета и сгущёнки дело не дошло. Вообще, на протяжении этих двух с хвостиком недель ни за кем не было замечено желание слопать какую-нибудь привычную цивилизованную еду. И тут эти консервы съелись с каким-то странным чувством – лучше было бы насыпать сухого мяска, морковки с луком. Всю дорогу пришлось уговаривать съесть конфетку, козинак. Никто особо и не хотел. Пытались даже раздавать, вдруг кто по конфетке скучает. В сумерках уже к противоположной стороне брода подъехал внедорожник – рыбаки. Спрашивают, куда мы ходили... Слова «плато Мань-Пупу-Нёр» их не впечатлили, они рыбаки и в горы не поднимаются, а вот «две недели», «пешком», «200 км» – это дааа, это сиила))). Хотели встать рядом с нами, потом передумали, переехали брод обратно. Весь вечер и полночи, у них горел свет и пилила бензопила. Когда они угомонились – не знаем. Спали без рук, без ног. Фотоальбом 20 августа, день семнадцатый. Утром решили рано не вставать – в 7:00 самое то. Пока собирались, завтракали, пришла машина. Познакомились с водителем Валерием. Выслушали его, как капитана корабля, условия – по 2000 с носа (мы же не относимся к группе – с ними у него свой расчёт – по договорённости через турфирму). Согласны? Согласны! Бегом прибегает часть наших попутчиков с «Ложки»: «А где Володя?».. Он вышел один, пораньше, чтобы не опоздать, и похоже где-то свернул не туда. Маша сбросила рюкзак и побежала его искать. Тут теряться особенно-то негде – два варианта – или обогнул болото, а обратно на тропу не вышел, или свернул на базу Ильича… Через час примерно пропажа нашлась – таки да, на базу пошёл. Пока терялся-находился Владимир, Марина, глядя на нас, спросила: «Гадаю вот - вы – семья?.. Вы муж и жена, а Андрей - что ли, сын ваш?..))) Вот так мы чуть не усыновили Андрюху))). Собрались, упаковались, общее фото у кузова и поехали. Здесь не было ковров на стенах, петель под потолком. Двое сразу решили лечь на пол – так легче. Потом и я к ним присоединилась – теперь знаю, как правильно ехать). 7 часов дороги – обо всём на свете переговорили. Из Полуночного позвонили Дмитрию – ну, он поворчал, конечно, но обещал сапоги к вокзалу привезти. Вот же неравнодушный человек! Побольше бы таких! Оказалось, Антон так спешил, что свои сапоги у него забыл – вот их теперь только почтой)). Путешественники)). В Ивдель приехали около 7 вечера, возле помещения вокзала бродят две коровы – ходят слухи, что кассира иногда не бывает на месте – поезда там ходят нечасто, а коров пасти – надо)). Но кассир на месте, места на поезд есть, покупаем билеты и дожидаемся. Тут нас чуть не съели местные комары и мошки – в тайге не ели. Репелленты не подходят – сядешь в поезд – сам задохнёшься и соседа задушишь. Шляпы с сетками доставать не хотелось – отмашемся. Так и отмахивались. Сходили в местный магазинчик. Смотрим на всё это великолепие – и понимаем, что не хочется – ни-че-го. Ни мороженку, ни пироженку, ни мяса, ни пирожов... питание, что ли у нас было таким сбалансированным и правильным?.. Люди хлеб берут, колбасу, сыр, кефир. А нам-то, нам-то что бы такое-этакое купить?... В итоге кефир, булочка ржаного хлебушка из Полуночного, который народ в голос хвалит, сыр, овсяное печенье и сухарики к чаю. И то – потому что надо что-то перекусить – завтракали в 8 утра. Не варить же на вокзале прямо кашу с мясом. Позвонили родителям, сообщили, что живы и весьма здоровы и завтра к обеду будем уже дома. Загрузились в поезд, кое-как распихали рюкзаки, рассказали проводнику в красках и лицах про наш поход – слушая, он забыл о своих обязанностях и в глазах его читался немой вопрос «когда вы идёте в следующий раз?» Сначала была идея выйти в Серове и посмотреть, что же там за пирожки торгуют. А потом решили, что если уснём – то и ну его, Серов, вместе с его пирожками. До утра и проспали. Утренняя электричка уходит прямо у нас из-под носа, поэтому встретившись «под варежкой» с нашими попутчиками, тепло попрощались и разбежались каждый сторону своего дома. Позавтракали в кафешке, недалеко от вокзала, послонялись немного в поисках фруктов – на улицах, как раньше это было – нет ни одной фруктовой палатки. Шаурма есть, а груш-яблок нет. Нашли в магазине, твердоваты – но всё-таки груши. А хочется-то черники, брусники, голубики… И запить всё это водой. Из горного ручья… Так что объективные причины вернуться когда-нибудь в эти места есть. Да, это был лучший отпуск! Благодарю всех попутчиков за компанию и увлечённость, за неравнодушие и терпение! Фотоальбом ПыСы. По приезду домой попыталась разобраться в мансийских названиях и картографических ошибках и порыться в легендах народов этих мест. В интернете встречается вольный пересказ некоторых преданий. Так что – лучше в библиотеки и архивы. Если таковые там имеются. А так-то лучше чем носитель, не расскажет никто)). Ну, и П.П. Бажов, разумеется. У Н. Рериха что-то есть, хотя его версии – на любителя. По поводу Отортэна. Гора, на картах именуемая Отортэн, на самом деле называется Лунт-Хусап-Сяхл – Гора Гусиного Гнезда –по названию озера то есть. Так её называют манси. А настоящий Отортэн находится между Лунт-Хусап-Сяхл и Моттюв-Сяхл (Моттевчахль). И звучит его название и по сей день (у манси, разумеется) Воот-Таартанэ-Сяхл. Название связано с погодными условиями. «Гора Пускающая Ветер… Вот так. Вот вам и Отортэн – отрывает и уносит.. Между вершинами Воот-Таартанэ-Сяхл и Лунт-Хусап-Сяхл в пасмурную погоду ветры дуют как в динамическую трубу; тёплые воздушные массы с вершин и холодные, мокрые низинные закручиваются и получается карусель. Что мы, собственно, и наблюдали ночью, в грозу, около озера. Там, судя, по рассказам манси, действительно, почти всегда сыро, туманно и ветрено. У манси район между этими двумя вершинами считался священным, а для женщин – так и вообще запретным. Вероятно, всё же, по причине непростых погодных условий)). Любителей и пожирателей мистики, возможно, огорчу – ничего мистического, сверхъестественного нами на протяжении семнадцати дней замечено не было. Ни на перевале Дятлова, ни у рек-озёр, ни на вершинах, ни на самом плато Мань-Пупу-Нёр. Никто ни разу не испытал никакого религиозного экстаза)). Один только сплошной восторг – от первозданной красоты, чистоты рек, обилия грибов-ягод; ощущения наблюдающего за тобой зверя; множества загадок, таящихся в каждом камне. Хотя, возможно, кто-то возразит: тут надо особенную сверх-чувствительность иметь! Ну-ну). И мы, похоже, её лишены. Напрочь))). И ещё. Товарищи, дорогие. Не верьте вы россказням не совсем добросовестных, или страдающих топографическим кретинизмом, работников СМИ, утверждающих, что «в районе перевала Дятлова, опять…». В горах много чего может произойти. Потому что горы – это непросто. И от события до перевала Дятлова там может быть в реальности километров 50… И мало кто из них там вообще был… ПыПыСы. Просьба ко всем тем, кто при мытье посуды, бросает в ручьи остатки еды (лапша и каша местами лежала в речках и ручьях). Не делайте этого! Сами же из этих ручьёв пить будете! Зверьё пить будет. Не надо выливать и мыльные ополоски в воду. Посуду вообще надо мыть на берегу (вылитая в таком случае вода, естественным образом фильтруется и попадает в родник относительно чистой), и вообще без цивилизованных средств для мытья посуды (бутылки из под жидких моющих видели). Всё, абсолютно всё замечательно отмывается просто водой с песочком. Два в одном вместо губки и мыла. Губку и мыло также заменяет пучок травы. Если не засушивать, всё отмывается)).
  10. Это мероприятие придумывалось и планировалось более полугода. А ещё ранее несколько лет вынашивалось в Юриной голове в виде «неплохо бы посетить». Взвешены все «за» и «против», принято решение «да, посетить». Изучены отчёты, фотки и маршруты предшественников, под лупой рассмотрены треки, гугл-карты, составлен маршрут с учётом всех возможных источников воды по пути, ибо – горы. Поход изначально планировался до плато Торре-Порре-Из. Мы, ничтоже сумняшеся, решили, что уложимся в 18 дней. То есть в идеале это километров 20 в день надо проходить. Или, если не всё так радужно, сокращать маршрут до плато Мань-Пупу-Нёр. Наше питание на время шатания по горам тоже было продумано до мелочей, вроде кофе с конфеткой, для чего так же тщательно препарировались и изучались способы приготовления сублиматов из привычных продуктов. Теперь мы умеем сушить не только укроп, лук и разные там морковки, но и сыр, и мясо. Были опасения, что все эти сухаты могут набрать из окружающего воздуха влаги и начать портиться, но всё выдержало испытания дождями, туманами, кое-что даже осталось и вернулось домой)). Погода этим летом на всём Урале стояла сухая и жаркая, Северный Урал не исключение. Хотя морально мы готовились и к дождям, и к туманам, по- настоящему непогожих, осенних дней нам не досталось. В середине августа в тех краях осень начинает вступать в свои права – дожди, туманы, холодные ночи, бывает даже уже и снежок… Не знаем, не видели... Идти собирались втроём, приобрели в турагентстве «Северный Урал» разрешения на посещение заповедника 8 августа. Впоследствии Семён по вполне объективным причинам принял решение остаться дома. Нас осталось двое… а разрешений всё равно три. Компанию нам решился составить Андрей, который тоже с момента обнародования на форуме идеи заподумывал… Нашёлся тольяттинец Антон; потом нашлись шестеро москвичей, идущих туда же; потом два екатеринбуржца Илья и Павел. Итого стоимость заброски раскинулась на 12 человек вместо двух, которые к тому же вообще из одной семьи)). Правильно Семён сказал: «Не волнуйтесь вы так! Наверху давно известно, куда вы идёте и с кем!»… Крупы-макарошки, куплены, мясо-морковка насушены (упаковано всё в пластиковые бутылки, на 18 дней из расчета 570г на человека), конфеты-орехи припрятаны, одежда на разные погодные условия; взяты с собой болотные сапоги (горы будут потом, сначала тайга и сырая, болотистая, судя по отчётам, тропа вдоль Ауспии). Итак, 3 августа, день № 0. Всё утро продолжались просто нескончаемые сборы. Лишь бы не забыть ничего, и самое главное – не забыть самое главное)). Успеваю ещё пожарить оладушки с яблочком в дорогу. В городе нет газа в связи с ремонтными работами на газопроводе, поэтому пользуюсь электроплиткой. Около 11 пришёл Андрей. Последние сборы, сапоги в рюкзаки не входят – в мешок их. Еда на день и на следующее утро – тоже в мешок. Несколько бутылок, предназначенные для Антона. Итого плюс три мешка. Спасибо Наде, помогла, проводила и погрузила своими девичьими руками нас в электричку)). На вокзале нас провожал Николай Иванович, назвал нас «братьями по неразуму» (сам тот ещё бродяга))), пожелал доброй дороги, передал нам от Веры Петровны вишню и оладушки из кабачков)). Уррааа!!! Поеехалиии!!! Навстречу приключениям. Через полчаса, перебирая в голове всяческие завершённые дела, вспоминаем вдруг, что дома остались забытыми зажигалки, шлёпки, спички. Гадаю, положила ли в рюкзак маленькое зеркальце (ну… вдруг понадобится))), взяла ли запасной аккумулятор для фотоаппарата, выключила ли плитку после оладушек… На моих ботинках оказывается толстые круглые шнурки, а с круглыми шнурками я не дружу в принципе… обычный дорожный мандраж, в общем. С дороги звоню Даше, она в это время сама в дороге – с небольшого отдыха. Юра звонит соседу. Всем задание – по возможности быстро проверить плитку… Даша успевает первой: «Выключена твоя плитка, выключена!» Конечно, выключена, как я могла её оставить))). Соседу – отбой. Звонит мама: «Смотрите там, до перевала и обратно!»))) В привокзальном магазинчике покупаются зажигалки, шнурки и зубочистки. Зеркало и аккумулятор на месте. Дожидаемся поезда на Ивдель и начинаем ждать москву. Вот уже шесть минут до отправления – их нет… И что вот делать? Они в доле на заброску… Сосчитали все имеющиеся у нас деньги – туда хватает…. Из соседнего вагона приходят знакомиться парни из Екатеринбурга – тут же обсуждается возможность пролезть на Пупы без разрешения, в обход, или очень-очень попросить егерей – может сжалятся… Фуух, вот и москва!... Едем! Все полны радужных ожиданий))). В баночке с вишней от Веры Петровны маленький клочок бумаги с пожеланием лёгкой дороги))). Долго не засиживаемся, решаем лечь пораньше, ибо поезд прибывает в Ивдель в половине третьего ночи (или утра), но не спится. В Серове стоим почти час, выходим погулять, Андрей спит, не будим. Где-то невдалеке слышим то ли стихи, то ли песню… Интересно, что слов не разобрать. От слова совсем. Подходим ближе. Это торговки местные зазывают гуляющих: «Пирожки, пирожки! С капустой, с картошкой! Пирожки!» На разные голоса, хором. Спетые, видно))). Это ничего, что ночь. Через них ночью поезда идут – самое им время подзаработать)). Поглазели, послушали их призывные речи, развернулись и обратно. А навстречу Андрюха: «Проснулся, – говорит, – а вас нет!» На пирожки, впрочем, он тоже не польстился. Остаток пути всё-таки решили хоть как-нибудь, но поспать. Билеты брали без белья – нам спать-то всего ничего. Зато без лишней возни. Легли прямо на голые лавки – нам ли привыкать. Проводник прошёл два раза мимо, на третий сжалился: «Возьми, – говорит, – хоть матрац с подушкой!» Оно очень кстати было, это «хоть матрац с подушкой». «Да нам, – говорю, – только до Ивделя». «Бери, бери». Недолго отказываюсь для приличия и беру – и матрац и подушку)). Андрею с Юрой тоже предложил, но они не стали. 4 августа, день первый. Приехали в Ивдель, там нас уже ждёт на вокзале с машиной наш замечательный водитель Дмитрий (ведь не пожалел человек себя, а нам край надо ехать прям с поезда!!) и Антон, приехавший накануне, и гостивший всё это время у Дмитрия)). Машина изнутри обита коврами и войлоком, на лавках тоже войлок. К потолку прибиты петли – держаться. Мы ещё не подозревали, как всё это нам пригодится))). Закинули 12 рюкзаков в машину, загрузились сами и поехали. Всё ближе и ближе к цели! По дороге заехали в МЧС зарегистрировались тремя группами и на разные сроки. На всякий случай. Матерь божья, как же утомительна оказалась эта заброска… Нет таких слов, чтоб передать всю гамму чувств… Там ехать километров 150. Дорога, смотришь, вроде как дорога. Не намного ухабистее других лесных. А как же медленно и тряско!.. Ехали мы больше 6 часов, вися на этих петлях из последних сил, закрыв глаза, потому что уже сил нет смотреть по сторонам на такие же измученные дорогой, раскачивающиеся лица товарищей… Как я доехала – с моим то вестибулярным аппаратом – известно наверное только духам гор))). По дороге сделали несколько остановок – возле рек, набрать водички и воздуха в лёгкие. Тошемка, Ушма, Вижай. По окончанию пути просто вывалились из машины… Сделали первые закладки. С чистой одеждой – для ехать домой и всякой вредной вкуснятиной, которая будет съедена в ожидании машины обратно. И упали спать – полчаса или час – не помню… С трудом пришли в себя. Надо идти… Павел и Илья ушли первыми, на час раньше нас. Москвичи ещё отдыхали, когда выходили мы. Больше мы с ними не виделись, каждый раз вставая на привал, гадали, где они могут быть. Таёжный лес – это особенное место. Помните картинки в советских детских книжках со сказками, про Бабу Ягу, про Гусей-лебедей? Вот такой самый лес и есть. Густой, непроходимый. Сказочная чаща. С буреломом, выворотнями, болотцами, сетями из лишайника на ветках. В первый же день ели в лесу чернику – много)). Шли, кажется, тоже – много. Очень скоро я поняла, что мне всё-таки нужна хотя бы одна палка, хотя бы для равновесия, ибо местами рюкзак меня просто разбалансировал и перевешивал. Юра сделал мне сначала одну, а потом и вторую из сосны, благо их тут под ногами валяется много. Вместо рукояток – перчатки, взятые от мошки. Пили прямо из реки – вода вкусная, чистая. Как хрусталь, как слеза – пьёшь её и не напьёшься. Рубашки тут же мочили – на один переход не хватало – сохнет моментально. Было жарко, безветренно, влажно – я даже не поняла, что стёрла ноги. Особенно досталось левой. Хорошо, что был взят пластырь разных размеров и назначений – тоже – много)). А то бы… Ох, и непросто было в первый день. В график не уложились. Около 6 км не дошли до места первой ночёвки. Встали, на безымянной стоянке, разбили лагерь; на ужин, кажется, гречка с мясом была. Отмерили всё строго по норме – с гречкой всё понятно, а вот мяса явно было мало. Надо пробовать сыпать больше… в крайнем случае – есть же грибы, тоже белок)). Ни рук, ни ног… Спааать!!! Фотоальбом 5 августа, день второй. Подъём в 5:10, состояние как будто вчера каток по мне проехал. На завтрак вкусная каша с изюмом, сборы и выдвигаемся к перевалу Дятлова. На «Ложке» организуем внеплановое купание. Возвращающиеся с Пупов люди в один голос утверждают, что без пропусков нечего делать. На Торрре-Порре-Из никого не пускают – дорога там проходит по Главному Уральскому Хребту, а это буферная зона заповедника. И завидуют нам, что мы то только туда, а они – обратно)). На склоне расположились Кунцевич и КО. Часть группы отсутствует – занимаются какими-то табличками на перевале Дятлова. Ох, уж эти сказочники. Сделали из перевала, каких там десятки, какую-то притчу во языцех. Всех собак теперь на этот перевал весят и все кому не лень… А место – самое обыкновенное; это просто горы – непростое место. Ну, и нас, правда, было не девять))). Вот и сейчас вышеназванная группа товарищей собирается искать в горах какой-то фашистский аэродром… Он был построен для того чтобы бомбить марганцевые рудники… И как этот аэродром увязать с трагедией 1959 г.? Грибы? В лесу не заметно, а здесь, выше, уже явные признаки осени в виде желтеющих берёзок. Стороной прошла гроза, нас только немного намочило уже на перевале; там, в связи с налетевшей непогодой и решили пообедать. Непонятно, для чего на перевал тащат люди всякий мусор?.. Таблички на памятном камне вполне бы хватило. Нет – вымпела, флажки, какие-то коробочки, баночки, ящички… «здесь был Вася», «не будите, дети, йети»… Дикий у нас народ. Каждый считает нужным отметиться. После грозы облака – низко, как бывает только в горах. И радуга – тоже странная – сияние какое-то над лесом. Вообще, в этот день мы вымокли изрядно. Полило нас не раз, да таким дождём, что метрах в 10 уже ничего не видно. И чуть не сдуло. Ночёвка планировалась у озера Лунт-Хусап-Тур, под Отортеном (как потом выяснилось, это вовсе не Отортен, геологи ошиблись, исковеркали настоящее название, и оно так и осталось на картах). А называется гора Лунт- Хусап-Сяхл – Гора гусиного гнезда (у манси есть легенда, согласно которой на этой горе во времена всемирного потопа спасся один гусь). Но план пришлось снова корректировать в сторону уменьшения – из-за стёртых ног. Ночевать решили в урочище Поритайтсори. Добрались туда уже вечером. И место было занято – джиперы с палатками, шатрами и баней. Нам показали на противоположной стороне ручья ещё одну стоянку, туда мы и отправились, уже в сумерках, перебираясь через ручей. Палатка, ужин и из темноты голос: «Эй, на «Беде»! В баню не желаете? Пар остался! Градусов 80! Вещи можно посушить! Только без спиртного!!». Антон с Андреем решились. А мы завалились спать. Фотоальбом 6 августа, день третий. Утром встали поздно, в 7:00. Решили стоять полдня – постирать и просушить. Желающие искупались. Вообще, с гигиеной был полный порядок, тут главное решить, что для комфорта вовсе не нужен горячий душ, ледяная горная речка – тоже подойдёт. Стирать умудрялись в ручьях с естественными углублениями в две пригоршни)). Ну, нацепляешь песочка или водорослей – высохло и отпало)). Пока сох наш нехитрый скарб, прогулялись до водопадов. Неописуемая красота… Временами даже казалось, что какие-то они не наши, не здешние, и, вроде даже рукотворные – настолько красиво. Выходим уже около 17 часов… Поздновато, но нам только до того самого Лунт-Хусап-Тур. И полезли, выворачивая ноги (ноги, мои ноги!!), траверсом по курумнику, по мокрым кустам, проваливаясь в мох по щиколотку. Тут вот до меня и стало доходить, для чего в горах нужны палки)). Особенно если ноги используются как-то на треть… К 22:00 спускаемся к озеру. В сумерках — не впечатлило. Довольно угрюмое местечко. С одной стороны Отортэн нависает со своими тучами, ветер порывами. Может, утром другим всё покажется… Вопреки всем отчётам и предупреждениям вкусовые пристрастия мои пока никак не поменялись. Ни сахару в чай не хочется, ни конфетку, ни печеньку. Единственное, что естся с удовольствием и помногу – это всякая ягода. Черника, голубика, шикша, на перевале Дятлова попалась даже морошка – ох, и вкусная же!! Ботинки наши мокры, носков сухих не хватает, ноги смозолили. Общим советом решается не гнать лошадей – к нашему 8 августа на Пупы мы, вероятнее всего, не успеем. Торре-Порре-Из нам не светит. Так что идём как сможем. Тем более, что по предварительному прогнозу на 8-9 августа обещана густая облачность. А вот с 10 погода наладится, тут и мы как раз подойдём, в надежде, что нас, с оплаченным пропуском, таки пустят. Фотоальбом 7 августа, день четвёртый. Озеро при свете белого дня выглядело не более приветливым, чем вчера… К утру вариантов развития событий вырисовывается 4: 1) Все стоим у озера на днёвке 2) Отдаём пропуска Паше, Илье и Антону – пусть идут на Пупы, а мы возвращаемся домой 3) Отпускаем Андрея с ребятами на Пупы, сами вдвоём поворачиваем домой 4) Все идём домой Пройдя половину пути, повернуть обратно, пройти столько же и ничего не увидеть?? Да я лучше доковыляю эти 50 км, всё посмотрю, а там как бог даст… В итоге, разделились. Антон, Илья и Павел с обеда нас покинули и направились к Пупам, лелея мысль, что смогут обойти кордон или уговорить егерей… Павел отдал мне мазь «Левомеколь», утверждая, что у него есть ещё один тюбик; противомикробное, заживляющее, рассказал как и когда лучше намазывать.. Во многом благодаря этой мази я и решилась следующим утром всё же идти дальше. Андрей и Юра ушли в разведку на Отортен, посмотреть куда же дальше двигаться. Наползла серая тяжёлая туча, скрыла пол Отортэна, спустилась к озеру. Зашумело что-то – звук как будто поезд приближается… Потом сообразила, что это вверху дождь из тучи льётся, гулко ударяет по камню, а звуку некуда из цирка из-под тучи деваться, вот он и падает вниз. Правильно Илья сказал – это место магнит для туч, вокруг то солнечно… Зная, что это место посещаемо медведицами с медвежатами, временами создаю какой-нибудь шум, чтобы обозначить своё присутствие – стучу тарелками, поварёшками)). Весь остаток дня лечим ноги, пытаемся сушить на ветру носки, ботинки… Сыро, но тепло. А на соседних вершинах – солнце)). Точно – тут местечко так себе… Упустили мы это, собрались в такое место, а что означают названия – никто не знает. Спать ложимся рано. В полвторого ночи разбудила страшная гроза, ветрище скручивал палатку винтом, мы её часа два держали просто руками, чтоб не сорвало с колышков и не унесло нафиг. Вот, по звучанию если судить, то Отортен (хоть он и не тот Отортен), резкие какие-то звуки, каркающие – ОТОРТЭН – короче, тут отрывает и уносит))). И не знаешь, каким богам молиться, к каким местным духам обращаться. И стихло всё резко, разом, как и не было ничего. Так, капельки по палатке барабанят редкие. Фотоальбом 8 августа, пятый день. Подъём в 7:00. Туман. Ладно, хоть дождя нет. На завтрак традиционная вкусная каша с изюмом. И что-то хочется уже просто каши)). Пока собираемся, туман то наползает, то рассеивается. Но солнца нам отсюда не видно. На противоположной стороне озера по склону топает медведица с медвежонком. Ведёт его завтракать и купаться)). Ветер сильный и в нашу сторону, зрение у них слабое, и ни унюхать, ни услышать они нас не могут... Остаётся только шуметь. Одно дело – превентивные меры, а другое – когда они – вот они! Бросаем сборы, начинаем стучать палками, ложками, чашками, Андрей в жестяную банку насыпал камней и трясёт её как погремушку, я кричу «занято, занято!». В общем, помогло, они услышали, принюхались и пошли к нам. Видимо, обучая дитя жизни, мамаша решила показать ему этих двуногих, которые не умеют даже тихо ходить)). А тут ещё туман добавил остроты, скрыв от нас и медведицу, и медвежонка. Собирались мы быстро, периодически крича чего-нибудь в туман, или гремя погремушкой. С облегчением оставили и озеро, и медведей позади. Снова траверсом, огибая Отортэн, по курумнику и мокрым кустам. Не идётся, мозоли на ночь были густо намазаны и приклеены кусочки бинта, толсто получается. А перезаклеить второпях не получилось. Решаю остановиться и перебинтовать. Разуваюсь, и тут совсем-совсем рядом раздаются радостные вопли медвежонка. И туман вокруг... Начинаю лихорадочно расклеивать-заклеивать, потом понимаю, что всё равно ведь не убежать… ну, если что)). Ребята кричат, гремят – чтобы нас услышали. Обуваюсь, идём дальше и выше. Поднимаемся, наконец-то видим солнышко! Вчерашняя разведка показала, что тут недалеко есть сарай, но его нет. За сарай во вчерашнем тумане был принят скалистый гребень. Жарковато, воды поблизости нет. Перекусываем орешками, сухофруктами и куриными ножками в вакууме, которые Андрей несёт ещё с поезда)). Очень они кстати оказались. Теперь надо искать водичку. По пути попадаются небольшие лужицы, прямо во мху. Вода чистая; как кто не знаю, а я из них и пила)). Идём по тундре, не разбирая дороги. Её, собственно, и нет, есть разметка в виде пирамидок, есть направление. Местами угадывается подобие пешей тропы. Ступаешь, и не знаешь, что под ногами – то ли камень подо мхом, то ли по щиколотку в этот самый мох провалишься. В общем, намесились мы тундры в этот день. Хотя всё не без пользы. Столько интересного под ногами валяется – камни полированные, камни зубчатые, камни распиленные, то есть с явными следами обработки; останцы как-то странно геометричны… И ладно бы единично, случайно. Нет, довольно часто. И как-то идентично что-ли… Видимо, все эти мансийские предания о древних каменных городах, о людях-чудях, о высоких белых людях с севера имеют под собой какую-то почву. И вспоминается, что ведь мы все читали об этом (ну, многие) – сказы Бажова!! Если не ограничиваться школьной программой. У него есть переработанные, адаптированные легенды народов Урала: «Великий полоз», «Дорогое имечко», «Медной горы хозяйка» и тп. Чем дальше на север, тем оно явственнее. Какой там перевал Дятлова – перевал Дятлова отдыхает! (там, кстати, тоже есть на что посмотреть и кроме памятного камня). В тайге тоже встречается, но более скрыто – лес есть лес. А дальше я просто уже глазела по сторонам и искала всякие интересности. К середине дня мы подошли к сараю №1. В сарае обнаружен журнал для заметок путешественников, где все желающие оставляют записи: кто, откуда и куда. Почитали предыдущие записи, оставили свою. Нашли несколько записей погибшего и найденного в сарае по весне Олега из Челябинска. Несколько благодарственных – от путников, ему же адресованных, за теплый приём, за крышу над головой... И вообще, люди, нашатавшиеся по горам, почитают эту сараюшку за рай земной и благодарят некого Ильяса (манси), который и построил сарай для выпаса оленей. Всем пригодился. К вечеру добираемся до сарая №2. Хоть бы кто-нибудь написал, что он разрушен… Мошкара кружится, достали антимоскитные сетки – один единственный раз. Все эти дни, глядя на местную растительность, пытаюсь понять, что можно использовать в противовоспалительных и заживляющих целях. Чисто теоретически – любое растение в той или иной мере обладает этими свойствами. Но больно уж они тут незнакомые. Нравится местный мох, мягкий, влажный, прохладный. Ходим по нему босиком – прямо бальзам!!! Потом уже, вернувшись домой, первым делом залезла в интернет, оказалось, мох сфагнум – мощный природный антисептик. Андрей принёс мутной водицы, думали фильтровать, но тут увидели тропинку, уводящую от сарая через кусты к истоку Сульпы с чистой водичкой. Палатку укрепили на этот раз двойными оттяжками)), поужинали и завалились спать. Фотоальбом 9 августа, день шестой. Встали в 6:00. По очереди спустились к истоку, искупались. Точнее, вымылись, в двух ладошках воды; и постирали кое-что. Утро было солнечное, ветреное, всё высохло. На тропе показались трое – семья из Перми, включая девочку Дашу 13 лет, чью запись одной из последних мы нашли в журнале. Они сходили на Пупы и возвращаются домой. Выходим мы в 12:00, солнце уже не просто греет, оно уже палит. Воду набираем из всех ручейков и речушек по пути. Долго потом буду вспоминать горную водичку)). К обеду добираемся до долины Большой Сосьвы, вода есть, кострище есть, сжигаем весь свой мусор, который несём с начала пути – другого места нам не нашлось. Да и мусора от нас немного – несколько фантиков и влажных салфеток. Едим чернику)). Наблюдаем как среди ещё недавно ясного неба начинают собираться тучки, как где-то, пока вдалеке, еле слышно ворчит гром. Солнышко прячется. Налетела мошка – точно перед дождём. Собираемся и выдвигаемся. Идём по автомобильной дороге. Местами она грязновата, местами камни – но хоть видно куда ноги ставить. Всю зиму, сидя на диванчике перед компом, ругали этих нехороших людей, которые колёсами тундру размесили… А вот поди ж ты.. Для нас, чайников, эта дорога с некоторого времени стала почти благом. Тундра, конечно, страдает – когда один участок становится непроезжабельным, они накатывают рядом второй, потом третий. Кидают в кусты пустые пластиковые канистры, упаковку от продуктов… Пешики тоже хороши – на некоторых стоянках в кострищах оставляют кучи несожжённого мусора. Причём каждые последующие ещё и подкладывают, в надежде, что кто-нибудь да сожжёт… А если дождь проходит (а он, как правило, проходит), всё это намокает; и кто, спрашивается, будет жечь мокрый мусор?... В общем, совершено варварское отношение к окружающему миру. Поднимаясь на седловину, всё ближе слышим и видим грозу… Но поднимаемся. Забравшись, понимаем, что вот она – в двух минутах от нас. С ливнем, громом и молниями. Будем проверять школьные знания по ОБЖ. Бросаем рюкзаки в камни, вытаскиваем тент, который, благо, сверху лежит, укрываемся им и распластываемся прямо на камнях. И она обрушилась на нас. Больно колотила по спинам каплями, сверкала молниями в 10, в 5 метрах от нас. Но оно, таки, работает!!! А было-то как в детстве – и страшно и весело))! Хотелось, чтобы молния ударила как можно ближе, и ухнуло чтоб и оглушило)). Но она пошумела немного и умчалась дальше. Идём дальше и озираем эти сияющие просторы, омытые дождём, оглушительно пахнущие озоном – это вам не городская гроза. Тут всё усилено – и краски, и запахи, и звуки. А вообще, всё там живёт на удивление тихо. Сначала было странно. А потом дошло – а ни к чему. Это городские птицы, наверное, стараются быть услышанными, стараются перекричать друг друга и фоновый шум. А здесь один кто-нибудь крикнет – и слышно всем и далеко. Поэтому все знают, когда и где можно каркнуть, а когда и не стоит. Утром новому дню, солнышку порадуются, пошумят немного, днём практически никого и не слышно. Поднялись выше, смотрим – не Антон ли это так шустро бежит. Точно, Антон. Один. Хочет дойти за остаток дня до первого сарая, и выйти к выброске до 12 числа, вместе с москвичами выброситься. Поправляем его, у москвичей выброска 11… Топать и топать ещё. Но с его скоростью и непритязательностью в еде – может и добежит. Илья и Паша где-то позади должны идти. У них как-то случайно получилось разделиться. Антон фоткал, парни ждали, ждали, ждали. Потом он думал, что они уже ушли – побежал их догонять, а потом понял, что бежит впереди них. ВременнАя петля какая-то)). Ближайшая стоянка, по словам Антона, от входа в лес примерно в километре. Уже становится сумеречно. Не доходя до леса, увидели какую-то стоянку, но с виду она бестолковая, продуваемая вся. На обед можно; на ночёвку – ну, тоже можно, если сил совсем нет идти. Какая-то, говорят, старая мансийская стоянка. А мы пошли в лес. В лесу пахнет зверем… Не знаю, сколько прошлось, Андрей убежал вперёд (он всё время убегал)). Уже стало темнеть, а его не докричишься… А потом выходит навстречу, гружёный водой: «Всё, – говорит, – встаём здесь. Дальше никаких стоянок нет!». А где здесь-то? Всё равно надо искать какое-то хоть более-менее ровное место под палатку… Пошли искать. Нашли Илью и Пашу. И стоянку. Недалеко от того места, где Андрей воду набирал. Уже совсем-совсем вечер, а у нас разговоры. Они дошли до кордона уже в темноте, а навстречу им, пожелать доброго вечера вышел егерь с фонариком. На территорию заповедника их не пустили, палатку они поставили возле ворот, на совершенно открытом месте, переночевали и вот, возвращаются. То есть, засекли их, получается ещё засветло и далеко от кордона… Фотоальбом 10 августа, день седьмой. Встали около 7. Парни вообще в 9. Завтрак – каша – на этот раз сварена без изюма, но замоченный изюм желающие в кашу, таки, положили)). Пройти предстоит км 17. До самого кордона встать будет больше негде, поэтому максимально облегчаем рюкзаки, набиваем Андрееву герму под завязку, делаем закладку, и почти налегке, с небольшим запасом еды и самого необходимого двигаемся дальше. Лес, сыро, болотно, но проходимо. Вода попадается нечасто. Обедаем выше прежней стоянки «Бочка». Снова лес, грязь, болото. До кордона добираемся уже совсем к ночи. Странно, но нас никто не встретил. Андрей пошёл к егерям (ну, или кто там нас проспал)). Минут через 15 в нашу сторону летит квадрокоптер. Обсмотрел нас со всех сторон и улетел… Идём. Встретили нас и егеря, и волонтёры «Северного Урала» (Матвей – просто одно лицо с Дизелем, да и фигурою…, даже взгляд такой же…). Решали, что с нами делать – то ли отправить за ворота, то ли пожалеть – разрешение-то есть, хоть и просрочено. Ну, поворчали, конечно, созвонились там с кем-то, уточнили, но решение в нашу пользу приняли)). Выделили нам для проживания восьмиместный модуль, похожий то ли на вагон, то ли на отсек подводной лодки. Сил на ужин не было никаких, пожевали сухого сыра, орехов и рухнули спать. Завтра за нами придут в 11 и поведут на Пупы. Фотоальбом 11 августа, день восьмой. Подъём в 7:00, завтрак, сборы. Сварили целую кастрюлю гречки с мясом – чтобы взять с собой на обед, ещё взяли по конфетке; по кружке чаю нам обещали налить. Дорога занимает три часа, два часа на плато и три же часа на обратную дорогу – 26 км – даже страшно, да ещё после вчерашнего марш-броска. Выходим не в 11, а в 12 – у ребят мышь добралась до продуктов – надо было срочно всё приводить в порядок. Мышки там, да, бегают. За ожидание нас угостили бутербродами – с колбасой и огурцами)). Мы их тоже с собой завернули. Хотели было попроситься одни – не положено, должен сопровождать проводник. В проводники нам назначили Машу. День был солнечный, жаркий и совершенно безветренный. Остановились у Печоры, там она ещё мелководна, и переходят её по бревну. Быстро-быстро умылись, немного пополоскали вещички, тут же надели их на себя – через полчаса высохнут. Часам к трём добрались и до плато. Там нас встретил тамошний гид – Алексей. Что за чертовщина – это ж Йожж. Даже повадки те же… Сначала Матвей-Андрей, потом Алексей-Алексей… Горы эти. Заморочили совсем! Немножко едим, ибо по времени уже пора. Одновременно слушаем лекции про обувь – неправильная была у нас обувь. Все, кто в треккингах приходит – у всех стёрты ноги. Самая лучшая обувь в этих местах – это самые обычные, хорошие резиновые сапоги, с запасом и носками… а мы подозревали… Попутно спрашиваем у него, как у геолога, откуда в тундре, в куруме камни со следами обработки. Он только загадочно улыбается. Сам, говорит, несколько лет уже по тундре бегаю, ищу это... Рассказывает о тех же легендах про Чудь белоглазую, про ледник. Манси много знают, но не говорят. И не скажут. Мы для них чужаки, вторгающиеся на их территорию, посещающие их священные места; это их земли, их предания, их названия, которые мы и произнести то не знаем как правильно… Хоть и чудо света эти Пупы, но всё равно нехорошо как-то… Тут вот впервые мы и услышали, что Отортэн вовсе не Отортэн… Интересно. А так-то бардак. Так напутать с названиями… Да вообще, все названия, нанесённые на современные карты, они несколько русифицированы, упрощены, а манси их, произносят немного по-другому. Погуглю, как дома буду. Торре-Порре-Из, оказывается, мало того что находится на территории заповедника, так ещё и является зоной абсолютного его покоя. То есть никому и никак! На само плато ведёт отсыпанная белой щебёнкой дорожка, там между столбами такие же дорожки, ходить лучше по ним, если куда чуть в сторону – желательно ступать на камни, а не в растительность. Там настолько всё истоптано-изъезжено, что спустя несколько лет после последнего квадра – всё ещё весьма лысовато. Когда тундра всё это затянет, залечит… Эти каменные болваны, по словам Алексея, всё, что осталось от некогда возвышающихся или скал, или стены, защищающей от кого-то или от чего-то… Похоже. Столбы все в полосах и нишах, образованных ветрами, дующими преимущественно с запада. А что же тогда такое все остальные останцы – большие и малые – на многих и многих других вершинах? Они так же геометричны. Даже издали. Алексей загадочно улыбается, предупреждает нас о сбоях техники, в том числе и фото-, оставляет нас одних, сам уходит на сеанс связи. Мы бродим по плато вместо двух положенных часов всего около часа. Да нам и этого хватило. Всё посмотрели, потрогали, сфоткали. Некоторые вон приходят, постоят рядом с болванами в тумане, обнимут его и всё. А нам столько всего увидеть удалось! Везунчики просто! А вертолётная прогулка? Как ПВД. Встал с дивана, надел джинсы, кроссовки, прилетел, походил часа два, в вертолёт и обратно. И ничегошеньки не увидишь сверх этого. А по дороге столько всего ещё!! С плато Мань-Пупу-Нёр стёртые ноги кажутся чем-то несущественным; это стоило того, чтобы стереть, прийти и увидеть! Уже вечер, надо бежать обратно. И пока не стемнело. Успеваем. На полноценный ужин нет ни времени, ни сил, закидываемся чем бог послал и спааать. Завтра ещё поживём в домике, полечим ноги (несём из леса лечебный мох)), а послезавтра – пойдём уже в сторону дома. Фотоальбом 12 августа, день девятый. Не очень ранний подъём в 8:30; завтрак, совершенно неадекватный нагрузке – каша «Дружба» - гречка+овсянка с большим количеством молока (и без изюмаа))) и омлет с сыром. Потом вспомнилось – не ужинали же)), нормальный завтрак. Решаем спуститься до истока Печоры, искупаться и постирать. Егеря как раз собираются пополнить запасы воды и любезно предложили мне свободное место в квадре. Что ж, воспользуюсь, пожалуй. Домчали с ветерком. Поняла, что если бы дошло дело до эвакуации меня – только не квадр!! И это дорога была недолгой и практически ровной. А по тундре то… Нее, лучше уж тихонько ножками)). Юра с Андреем купались, а я прогулялась до самого истока, там таблички, скамейка. Потом они меня оставили и рванули искать указатель «Европа-Азия». И ведь нашли)). А у меня в это время была черника)). Вернулись, пообедали, развесили на веревках бельишко, под солнцем и ветром подсохло. Завтра покинем это гостеприимное место, надо потихоньку собираться. Фотоальбом
  11. Матерь божья, зачем всё это тут обсуждать.. Неужели поговорить больше не о чем?.. Есть люди, кому ну не дается математика, у кого-то не идут правила русского языка. И чево щас?.. Тем более намекать человеку, давным давно или не очень давно закончившему школу, что он как-то не так пишет... Я не знаю... Есть одно правило: не давайте советов тем, кто их не спрашивает. Женя один из немногих, кто пишет на редкость вкусно и позитивно. Читать одно удовольствие. Это фонтан идей, эмоций. И вот честное пионерское, ни разу мне его отчеты не показались неверно сверстанными. Верстка — печатный термин, казенщиной отдает. Это совсем не отсюда. Тем более,правила форума ничего по этому поводу и не диктуют, как и по поводу грамотности. Посему, не в первый раз уже призываю быть друг к другу терпимее и добрее...Сначала напишите вот так, чтобы у всех слюнки потекли...
  12. Начинающие и не начинаюшие веллеры, возможно, порадуются размеченным трассам в черте города. А вот палочники... Очень сумневательно, что они строем будут ходить строго по размеченной дорожке... Вольные оне... А градоначальники, как всегда, не догоняют.. Им бы всех в строй поставить..
  13. Алёна, с Днём рождения!!!
  14. Красивые мерзавцы назваются горицвет)))